Блог 2013
Автор: admin

Нетленный свет духовного наследия

25.07.2017 | Рубрика:

Имя выдающегося мастера, народного художника Узбекистана Чингиза Ахмарова (1912-1995) стоит в одном ряду с блистательной плеядой мировых художников ХХ века и занимает ключевое место в истории современного изобразительного искусства Узбекистана. Об этом во время встречи с деятелями культуры и искусства страны в ноябре 2016 года в период избирательной кампании говорил и глава госу­дарства.

Portret-CH.-Ahmarova-a12-394x600++

Его многогранное творче­ское наследие, неразрывно связанное с узбекской землей, еще до конца не изучено, но привлекает внимание как специалистов, так и ценителей искусства. Всматриваясь в созданные художником удивительные образы, невольно задумываешься, как он пришел к их созданию, о чем думал, что хотел до нас донести? По мнению специалистов, секрет притягательности творчества Чингиза Ахмарова, того, что его произведения и сегодня остаются духовно востребованы своей утонченной поэзией и поиском красоты, заключается в том, что он соз­дал свой художественный мир. Своего рода путь к прекрасному, о котором хочет сказать художник своим творчеством. «Все чаще обуревают вопросы и сомнения: смог ли я воплотить в искусстве, живописи свои чувства и мысли, мечты и надежды, устремления и задачи? Создать искусство, которое очищает душу? Добиться любви и уважения своего народа, без которых можно заблудиться в лабиринте жизни? Воспитать любовь к зрителю у своих учеников?» — пишет Чингиз Ахмаров в книге «На пути к прекрасному. Воспоминания».

Благодаря Чингизу Ахмарову сегодня мы видим возрождение лучших традиций поэтики восточной миниатюры. И хотя он не является интерпретатором миниатюрной живописи, был очень тонким художником, который почувствовал аромат эстетики и поэзии Востока.

1439877677_14-4++

Работы Ч. Ахмарова хранятся во многих музеях мира — Го­сударственном музее искусств Узбекистана, Третьяковской галерее, Государственном музее искусства народов Востока, Казани, музеях Японии, частных коллекциях. Художник принимал участие в оформлении Московского метро, вестибюля гостиницы «Украина», интерьера театра в Казани, его монументальные работы находятся в Кемерово, Сочи и Красноярске. Им оформлены интерьеры Государственного музея литературы имени Алишера Навои, Института востоковедения имени Беруни, НИИ искусствознания, Ташкентской го­сударственной высшей школы национального танца и хореографии, станции метро Алишера Навои и другие.

20100616_ahmarov_devushka++

В каждом случае Ахмаров находит оригинальное решение, тему и образный ход в зависимости от назначения и характера интерьера. Так, о росписи одного из залов Го­сударственного музея литературы имени А. Навои он пишет, что «старался добиться максимальной гармонии линии и цвета, чтобы передать в изяществе образов настроение героев, тонкое звучание их души… Сюжеты навеяны газелями Навои, поэтому в обрамлении композиций использованы избранные бейты поэта, исполненные арабской вязью». В Институте востоковедения имени Беруни основой для фресок стали вечные философские темы в искусстве: противоборство добра и зла, война и мир, возвеличивание человека-творца, созидателя.

— К сожалению, анализ показал, что многие из работ большого художника сегодня находятся в плачевном состоянии. Поэтому остро стоит вопрос их сохранения, как неотъемлемой части культурного наследия нашей страны, — рассказывает академик Акбар Хакимов, руководитель проекта по исследованию творческого наследия Чингиза Ахмарова. — Особенно хотелось бы выделить в отдельную тему сохранение масштабной монументальной росписи, выполненной им в 1980 году во Дворце культуры имени Абу Али ибн Сины в Бухаре к 1000-летнему юбилею со дня рождения выдающегося ученого-энциклопедиста, философа, врача. Уникальная по своим размерам — длина стены 18, высота шесть метров — она является одной из самых больших фресок, выполненных художником.

Надо отметить, что роспись находилась в ужасном состоянии и давно нуждалась в серьезной реставрации. Сейчас в здании, переданном Союзу молодежи Узбекистана, идет масштабная реконструкция, полностью снята и фреска Чингиза Ахмарова. Группа бухарских художников под руководством Эркина Джураева заблаговременно позаботилась о дальнейшей судьбе и сохранности для будущих поколений уникального произведения. По их инициативе и при непосредственном участии проведены фотосъемка художественного объекта и его фиксирование на кальке. Все это сегодня находится в Музее изобразительных искусств Бухары.

— Благодаря инициативе бухарских художников, болеющих душой за культурное наследие своей страны, сегодня мы имеем возможность сохранить эту роспись, — продолжает Акбар Абдуллаевич. — Надо отметить и тот факт, что когда Чингиз Ахмаров создавал фреску, ему ассистировали известные ныне мастера кисти академик Акмаль Икрам­джанов и Темур Сагдуллаев, осуществлявшие непосредственную реализацию эскизов мастера. Технология заключалась том, что роспись делалась темперой по сухой штукатурке, рисунок вначале выполнялся на небольших планшетах два на два метра в старинной технике сиёх-калам, затем переносился на стену. И сегодня Акмаль Икрамджанов готов руководить работами по восстановлению шедевра.

К сожалению, проблема сохранения наследия Ч. Ахмарова в Бухаре не единственная, она существует и на других культурных объектах, требует пристального внимания и контроля специалистов. Так, работы для Обсерватории Улугбека и его мемориального музея в Самарканде, созданные художником на восьми больших панно размером два с половиной на четыре метра, во время реконструкции были изъяты и хранятся в Самаркандском государственном музее истории и культуры искусства народов Узбекистана. Остро стоит вопрос по сохранению его росписей в Ташкентской высшей школе национального танца и хореографии. Требуют реставрации работы в Литературном музее имени Алишера Навои, Институте востоковедения и другие. Существуют серьезные опасения, что некоторые шедевры могут быть совершенно утрачены. Хотелось бы, чтобы Минис­терство культуры взяло под особый контроль эти объекты материального культурного наследия, при проведении реставрационных работ привлекало специалистов Академии художеств, НИИ искусствознания.

bf2ed6ceee1d42e624646e6a93f690ba++— Сохранение наследия Чингиза Ахмарова имеет очень важное, и не только мемориальное, значение, — говорит А. Хакимов. — Начало XXI века, которое маэстро не застал, не затмило свет, излучаемый его нетленными творениями. Поразительные технократические метаморфозы, драматические события и волны новых эмоций, захлестнувшие ландшафт современной мировой истории, неожиданно придали поэтике его образов и утонченной художественной философии онтологически и духовно востребованный характер. Высокое искусство и жизненный пример мастера показывают, что в истории человечества есть фигуры, олице­творяющие собой золотой век искусства. Он остался верен себе, своим жизненным принципам, дороге в искусстве до конца. «Сколько видел я на своем пути примеров того, как упорство, сила духа, душевная стойкость помогали людям быть счастливыми наперекор самым неумолимым жизненным испытаниям! И напротив: как часто приходится наблюдать душевную вялость, духовное убожество у тех, кто, казалось бы, не обделен ни здоровьем, ни благополучием, ни богатством… Видимо, все же истоки счастья человека, живущего в гармонии с миром, — не в изобилии материальном, но в богатстве духа, в щедрости души» — пишет он.

54762_original++

Хочется надеяться, что наследие великого художника будет радовать еще не одно поколение наших сооте­чественников, вновь возродятся к жизни его уникальные произведения. Ну а в самом ближайшем будущем, когда в рамках постановления Президента Узбекистана «О мерах по ускоренному развитию туристского потенциала города Бухары и Бухарской области на 2017-2019 годы» от 19 мая 2017 года древний город еще больше укрепит свои позиции как современный туристический центр, одним из ярких объектов — настоящей его жемчужиной — станет и шедевр Чингиза Ахмарова.

Ирина Рибар,

«Правда Востока»